On-line translater

Растительный мир

Пойма Правой Буреи

Пойма Правой Буреи

golci

Гольцы — царство лишайников

Ковер из ягеля

Ковер из ягеля

оз.Корбохон

оз.Корбохон

Рододендрон золотистый

Рододендрон золотистый

Гольцовый пояс

Гольцовый пояс

Верховья р.Курайгагны

Верховья р.Курайгагны

Кедровый стланник

Кедровый стланик

Белокопытник скальный

Белокопытник скальный

filodoce

Филлодоце

Голубика

Голубика

shiksha

Шикша

Флора заповедника насчитывает 512 видов сосудистых растений (из них 22 – редкие и исчезающие виды) из 212 родов 69 семейств. К их числу относятся 33 вида сосудистых споровых из 14 родов 11 семейств пяти классов трех отделов; семь видов голосеменных из пяти родов двух семейств; 146 видов однодольных цветковых из 44 родов восьми семейств; 326 видов двудольных цветковых из 149 родов 48 семейств.

Большим видовым разнообразием характеризуются семейства: осоковые (65 видов, 13% флоры сосудистых), астровые (46), розоцветные (38), злаки (37), лютиковые (30), ивовые (21), вересковые (20), лилейные (16), гвоздичные (14), камнеломковые (13), крестоцветные, бобовые и норичниковые (по 10 видов). Из 21 семейства представлено по одному виду.

128 видов вполне обычны и встречаются в заповеднике довольно широко, 149 видов встречаются изредка, 110 видов зарегистрированы в двух-трех местообитаниях и 125 – известны пока лишь по одному сбору, либо только из одного места нахождения в заповеднике.

В заповеднике зарегистрировано 293 вида мхов (Летопись природы Буреинского заповедника. Кн. 2, 1999 г.), 53 из которых на территории Хабаровского края отмечены впервые. Зеленый мох крифея амурская (Cryphaea amurensis) – новый для науки вид.

Из лишайников к настоящему времени на территории заповедника зарегистрирован 101 вид. Наиболее широко представлены роды Cladonia (18 видов), Hypogymnia (8 видов), Pertusaria (6 видов) и Usnea (5 видов). Большинство (78 видов) относится к бореальному и неморальному элементам со значительным участием видов мультизонального элемента. Преобладают лишайники с мультирегиональным распространением (55 видов). Один вид – Hypogymnia subduplicata – является эндемиком Дальнего Востока (Голубкова, 1983). 4 вида – Lobaria pulmonaria, L. retigera, Menegazzia terebrata, Tuckneraria laureri – включены в Красную книгу России. Выделен один новый вид – Chenoticopsis asperopoda.

Список водорослей включает 42 вида с разновидностями, в том числе: Cyanophyta – 5 видов, Bacillariophyta – 22, Chlorophyta – 11, Xanthophyta – 1, Rhodophyta – 3.

Растительность территории заповедника относится к Удско-Буреинскому светлохвойному округу Амурско-Охотской темнохвойной лесной подобласти (Ливеровский, Колесников, 1949), которая входит в состав подзоны среднетаежных светло- и темнохвойных лесов (Колесников, 1963).

Заповедник характеризуется многообразием растительных сообществ, которое объясняется сильной расчлененностью рельефа и большим перепадом абсолютных высот (от 500 до 2000 м над у.м.). В растительном, как и в почвенном, покрове хорошо выражена вертикальная поясность, которая относится к океаническому типу, что обусловлено влиянием воздушных масс тихоокеанского летне-осеннего муссона.

Выделяются три высотных пояса: лесной (горнотаежный), подгольцовый и гольцовый.

Высокогорья, или гольцы, занимают значительную площадь. Их наиболее возвышенные части покрывает каменистая тундра – царство литофильных лишайников, расцвечивающих разноцветными пятнами поверхности каменных глыб. Между камнями встречаются куртинки кустистых лишайников. Высшие растения представлены весьма скудно. Это Artemisia lagocephala, Luzula parviflora, Rhododendron parvifolium.

Пологие склоны и каменистые плато занимает лишайниковая, или ягельная, тундра, не имеющая кустарникового яруса. Преобладает Cetraria nivalis и др. Лишь кое-где в углублениях встречаются Sorbaria pallasii, Ribes triste, в редком кустарничково-травяном ярусе единично отмечается Polygonum viviparum. Повышенная роль лишайников и моховых синузий – древняя черта высокогорных ландшафтов северных побережий Тихого океана.

Несколько ниже, на умеренно увлажненных супесчаных почвах с включениями камней, на смену лишайниковой приходит ерниково-лишайниковая тундра. Кустарниковый ярус из Betula divaricata, Ledum palustre, Sorbaria pallasii, B. incarnata и др. покрывает 30–60% почвы. В слабо развитом (покрытие до 0,1) кустарничково-травяном покрове чаще других встречаются Vaccinium vitis-idaea, Hierochloe alpina, Empetrum nigrum, Cassiope ericoides, Carex rigidioides, Luzula nivalis. Чем ближе к гольцовому поясу, тем сильнее меняются размер и габитус кустарников; появляются обширные поляны с травянистыми и кустарничковыми синузиями.

На северных склонах, на более прикрытых и выровненных площадках, встречаются небольшие участки ерниково-моховой тундры. Заросли в ней выше и гуще. В редком кустарничково-травяном покрове преобладают Vaccinium vitis-idaea, Pyrola incarnata, Linnaea borealis. Напочвенный покров составлен в основном из ягелей рода Cladonia, на переувлажненных местах – Shpagnum.

Отдельно от горнотундровой следует рассматривать растительность петрофитов, которая приурочена к выходам скальных пород, открытым сухим склонам, галечникам, береговым обрывам и другим подобным местообитаниям. Помимо азиатских видов, в районе отмечены представители евроазиатской степной области (Galium verum, Orostachys spinosa и др.). Как правило, сомкнутые группировки не образуются. Для большинства петрофитов характерна подушковидная жизненная форма и корневища с многочисленными каудексами, густо покрытыми отмершими листьями или же расширенными основаниями листовых черенков. Эти приспособления позволяют легче противостоять иссушению ветрами: будучи хорошо экспонированными, скальные участки сильно обветриваются не только летом, но и зимой, когда опасность иссушения наибольшая. Снег сносится ветром, и растительность бывает лишена укрытия.

В гольцовом и подгольцовом поясах около снежников, сохраняющихся до середины лета, отмечается особый вариант альпийских лугов – нивальные (приснежные) лужайки. Здесь можно видеть одноярусную группировку, состоящую в основном из Angelica saxatilis, Pulsatilla ajanensis, Trollius riederianus, Viola biflora, Primula cuneifolia, Potentilla elegans и др. Кое-где присутствуют кустарники Pentaphylloides fruticosa, Rhododendron aureum, Empetrum sibiricum, Ribes triste. Переплетение в высокогорьях хребтов Эзоп и Дуссе-Алинь горно-тундрового сообщества и субальпийских низкотравных лужаек, свойственных высокогорьям, подверженным воздействиям морского климата, обусловлено положением гор в притихоокеанской полосе, которая в летнее время находится под воздействием муссонной циркуляции (Шлотгауэр, 1978). Влияние тихоокеанского муссона на растительный покров высокогорий сказывается в высокой влажности воздуха при умеренных температурах на протяжении всего вегетационного периода.

Верхняя граница леса, образующая границу высокогорий, колеблется в пределах от 900 до 1100 м. На северных склонах она обычно проходит на 100-150 м ниже, чем на южных. В том случае, если склоны крутые и каменистые, занятые каменными россыпями или утесами, или открыты сильным ветрам, граница леса понижена.
В растительном покрове горно-таежного пояса повсюду безраздельно господствуют светлохвойные лиственничные леса (Larix gmelini). Фитоценозы лиственницы – с бедным и однообразным флористическим составом. В нижних ярусах преобладают растения гипоарктического комплекса (Ledum palustre, Vaccinium vitis-idaea, Empetrum nigrum, некоторые виды сфагнов), что связано с постоянным избытком влаги в условиях холодного муссонного климата.
Различные типы лиственничников могут быть объединены в два геоморфологических комплекса: горнотаежный и долинный (равнинный) (Шага, 1967). Горные лиственничники отличаются от долинных участием в составе подлеска кедрового стланика (Pinus pumila).

Кедровостланиковые лиственничники располагаются на вершинах сопок, гребнях небольших хребтов с прилегающими крутыми склонами, выше 700-800 м над у.м. В их кустарниковом ярусе преобладает Pinus pumila, единично отмечена Sorbaria pallasii. Кустарничково-травяной покров фактически отсутствует.

На сильно покатых и крутых затененных каменистых склонах выше отметки 800 м над у.м. формируются лиственничники бруснично-рододендроновые. В них преобладает Rhododendron aureum, значительно реже встречаются Betula divaricata, Rosa acicularis, Salix bebbiana и др. В травянисто-кустарничковом ярусе – Vaccinium vitis-idaea, Ledum palustre, Empetrum sibiricum. Встречаются одиночные моховые куртинки.

К склонам возвышенностей, открытым северным и северо-восточным ветрам, приурочены багульниково-брусничные лиственничники. Подлесок образует ерник (Betula divaricata) при небольшом участии Rosa acicularis и Salix fuscescens. В значительном обилии отмечается Ledum palustre, реже – L. decumbens. В травянисто-кустарничковом ярусе, помимо распространенной Vaccinium vitis-idaea, обычны Pentaphylloides fruticosa и Rubus arcticus.

На покатых склонах, хорошо увлажненных за счет стока, располагаются лиственничники вейниково-разнотравные, в которых подлесок практически отсутствует.

Долинные лиственничники занимают как достаточно увлажненные, но хорошо дренированные и аэрированные местообитания речных пойм, так и избыточно увлажненные холодные местообитания там, где вечная мерзлота залегает глубоко. Второй ярус древостоя образуют Picea ajanensis, Abies nephrolepis, Betula platyphylla; подлесок состоит из мезофильных пойменных кустарников: Cornus (Swida) alba, Spiraea salicifolia, Sorbus amurensis; кустарниково-травяной покров из мезофильных растений (папоротников, вейника и др.) развит сравнительно слабо. Заболоченные лиственничные редколесья на плоских участках над поймой носят особое название – мари.

Кедровый стланик в тех или иных количествах присутствует в подлеске почти всех лесных формаций. В то же время самостоятельные насаждения он образует лишь в строго определенных границах и экологических условиях. Высотные границы его распространения колеблются от 800 до 1000-1600 м над у.м. Из кустарников ему сопутствуют Duschekia kamtscatica, Betula divaricata, а в верхнем ярусе гор – Rhododendron aureum. В нижнем ярусе зарослей кедрового стланика встречаются Vaccinium vitis-idaea, Ledum palustre, Dryopteris fragrans, Cassiope, Claytonia eschscholtzii и др. Напочвенный покров развит хорошо и состоит из зеленых мхов и лишайников. Последние преобладают.

Пожары являются губительными для зарослей кедрового стланика, возобновление его происходит медленно, вследствие чего исходный ценоз может не восстановиться. Заросли кедрового стланика имеют большое почвозащитное и водоохранное значение, препятствуют развитию эрозионных процессов в горах. Кроме того, его орехи являются основным кормом пушных зверей: белки, соболя и др.

От уреза р.Бурея до верхней границы леса отдельными островками в распадках встречаются еловые леса из Picea ajanensis. Местами они занимают неширокие полосы крутых нижних частей склонов, тянутся от подгольцовой седловины, образуя более или менее широкую полосу леса, веерообразно расширяются в водосборных воронках истоков горных ручьев. Общая черта мест произрастания ельников – достаточное (до несколько избыточного) увлажнение при хорошем дренаже. В окрестностях кордона «Стрелка» и на правом берегу Левой Буреи напротив устья р.Чапхоз на отдельных участках произрастает ель сибирская (P. obovata).

Лучше других сохранились от пожаров приручьевые хвощево-папоротниковые ельники. Обычно они занимают лишь узкую полосу (30-40 м в поперечнике) со свежей, легко суглинистой почвой на наклонном плоском днище долины между крутыми склонами. Поверхность днища часто неровная, с крупными камнями, рытвинами и вывернутыми с корнем деревьями. Второй ярус древостоя образован более молодыми елями с примесью березы плосколистной (Betula platyphylla). В травяном покрове выделяются пышные группы Athyrium filix-femina, Aruncus asiatica, Cacalia hastata; заметна примесь Equisetum.

На более пологих склонах располагаются папоротниково-зеленомошные ельники. Им свойственна небольшая примесь лиственницы в господствующем пологе. Во втором ярусе встречается береза. В подлеске – разбросанные, не образующие яруса, экземпляры рябины, смородины, иногда ольховника и бузины. Вдоль ручьев тянутся узкие полосы рябинника. Травяной покров редкий, на северных склонах состоит из Gymnocarpium robertianum. В понижениях всюду рассеяны Linnaea borealis, Mitella nuda, Trientalis europaea, Pyrola incarnata и др. Сплошной моховой покров мощностью до 11 см образует Hylocomium proliferum с небольшой примесью других зеленых мхов.

Небольшими участками по всему бассейну Левой и Правой Буреи распространены лиственные леса из Populus suaveolens, Chosenia arbutifolia, Salix cardiophylla. Главным фактором, направляющим их развитие и смены, является деятельность реки. Песчаные наносы населяют в первую очередь Salix cardiophylla, S. udensis, S. rorida. На более мощных песчаных наносах, а также на галечниках, поселяются чозения и тополь. Тополевые и чозениевые леса находятся в зоне влияния паводков, и травяной покров в них развит слабо. Чаще других отмечены Poa palustris, Senecio cannabifolius, Oxytropis и др. Спелые тополевники, расположенные на участках долины, вышедших из зоны затопления рекой, имеют более богатый видовой состав сформировавшихся нижних ярусов с преобладанием вейника Лангсдорфа.

Следующая стадия развития тополевников – смешанные леса из тополя и лиственницы. Они являются переходными между тополевниками и долинными лиственничниками.

В южной части территории в понижениях рельефа к долинным темнохвойным, тополевым, реже к лиственничным лесам примешивается пихта белокорая (Abies nephrolepis).

Значительные площади в бассейне р. Левая Бурея в ее нижнем течении занимают березняки из березы плосколистной (Betula platyphylla). Эти формации являются вторичными и кратковременными. Чаще всего они покрывают площади пожарищ на месте лиственничных лесов. Оставшиеся после пожара лиственницы образуют полог древостоя, тогда как береза и осина входят во II полог; подлесок и кустарничково-травяной ярус развиты хорошо и представлены теми же растениями, которые составляли эти ярусы в исходном ценозе.

Небольшие площади в долине р.Бурея занимают болота эутрофного типа. На них выделяется одна ассоциация – осоково-пушицевая (Carex schmidtii и Eriophorum vaginatum). Единично встречаются Menyanthes trifoliata, Pedicularis resupinata, Lythrum salicaria и др.

На территории заповедника никогда не проводилось промышленных рубок древесины. Все нарушения растительности вызываются природными явлениями – пожарами, береговыми обвалами и т.д.

О заповеднике

Это интересноархив статей

Присоединяйтесь к нам

Карта

Погода в заповеднике

Опросархив опросов

А хорошо ли вы знаете природу Родного края? Выберите правильный вариант ответа.

Loading ... Loading ...