On-line translater

Заметки туристов

Выжить в тайге

Авантюра (часть первая)

Дикая, труднодоступная, нетронутая природа. Бурные горные реки. Высокие пики заснеженных гор. Все это Буреинский заповедник, его красоты манят, притягивают, как магнит. Заложенное в сознание человека любопытство, стремление к познанию всего нового, жажда приключений порой оборачивается банальным поиском проблем и для многих заканчивается плачевно. Начитавшись увлекательных книг о приключениях, увлеченные рассказами опытных путешественников и насмотревшихся ярких, красочных фильмов лежа на «диване», простой обыватель городских «джунглей» представляет Дальневосточную тайгу идеальным безопасным миром, в котором все ясно, понятно и просто. Часто среди них, встречаются авантюристы, которые, не имея подготовки, идут на серьезные маршруты. Никто из них не думает, что живет он там, где всегда тепло, сухо, уютно, захотел покушать, пошел, купил пиццу или фастфуд, захотел чашечку кофе, зашел в кафе. Все тебе принесут, привезут, главное, захотеть.

ozero

Озеро Медвежье

Сентябрь. Красивая золотая пора. В заповеднике уже не так жарко, как летом, но еще не так холодно, как зимой. Вокруг — благодать. Обилие поспевших ягод,  грибов, шишек. Выводки серых рябчиков, весело пересвистывающихся в чапыжнике. Гуляющая на тихой таёжной полянке медведица с уже значительно подросшими медвежатами. Слабый приятный ветерок. В такое время в тайге можно встретить много туристов. Все тянутся к прекрасному, к гармонии с природой, приключениям, наслаждениям тишиной вдали от цивилизации. Вот и группа из города Хабаровск не стала исключением. Поддавшись искушению побывать в неизведанных труднодоступных местах, посмотреть бурные водопады, побывать на горных озерах в начале сентября группа вышла на нигде не заявленный комбинированный пешеходно-горный маршрут. Все шло прекрасно. Нагруженные продуктами и снаряжением рюкзаки. Окружающая красота нетронутой природы. Попутная машина, подвезшая к началу самой интересной части маршрута. Прекрасная погода. Наш герой — Антон Пинигин впервые попал в столь чудесный и замечательный мир. В детстве он часто ходил по лесу, когда – за ягодой, когда – за грибами, иногда с ночевкой выезжал на рыбалку. Но на серьезном многодневном маршруте был впервые. Нескончаемый подъем по реке Гремячий Лог, небольшой перевал и вот — жемчужина хребта Дусе-Алинь высокогорное озеро Медвежье, еще несколько живописных перевалов и…

Из рассказа Пинигина Антона:

«Уже вечерело, мы спускались с перевала в истоки горной реки Водопадная. Погода начала портиться еще с утра. Небо затянуло «серой хмарью», начался слабый дождь. Евгений и Ксения остановились переодеться в дождевики. Я решил не задерживаться и спуститься с перевала. Тем более, идти оставалось не более пятисот метров. Сказав попутчикам, что я пошел вперед, начал спуск».

«Идти было нормально, я уже почти спустился с перевала, прошел заросли стланика. Намочивший камни дождь, размокший на них лишайник, моя невнимательность или сочетание всех этих факторов сыграли со мной злую шутку. Поскользнувшись, я упал, сильно ударился спиной и потерял сознание. Сколько я был без чувств, не помню. Когда я пришел в себя, вокруг уже было темно. Очень сильно болела поясница. Немного отлежавшись, я с трудом встал. Первым, что пришло в голову, это — забраться повыше на открытое место и пошуметь. Попробовать привлечь внимание своих товарищей, которые, как я думал, давно меня ищут. С трудом поднявшись, прошел вверх по склону несколько сотен метров. Достал из рюкзака металлическую миску и стал громко кричать, стучал ею о камни. Когда я понял, что никто меня не слышит, то решил искать место для ночевки. Место подобрать труда не составило, это была небольшая поляна у подножия перевала. Кое-как, помогая себе руками, я спустился со склона. Сил поставить палатку не было. Раскатав её прям так, на поляне и накрыв тентом, я почти сразу уснул сладким тревожным сном».

«Проснувшись утром, я попытался встать, но ноги меня не слушались. Я стал делать зарядку, разминать ушибленное место. С горем пополам удалось подняться, немного походил, спина сильно болела, а ноги плохо работали. Похоже, травма была серьезной. Первое, что сделал, это нормально поставил палатку. После провел ревизию имеющихся продуктов и инвентаря. У меня оказался почти весь продуктовый запас группы. Из инвентаря были: палатка, спальник, нож, второй комплект одежды. Однако отсутствовали спички».

 

Одиночество (часть вторая)

«Я не смогу развести огонь! — Это было очень плохо…

Я не знал, сколько мне придется провести в одиночестве, пока меня не станут искать. Пред маршрутом руководитель сказал, что уведомлять МЧС мы не будем, по какой причине я понял позже. Отчаяние потихоньку начало накатывать на меня. Отогнав страшные мысли, я понял, что надо что-то предпринимать, не умирать, же здесь! Надо как-то приходить в норму, расхаживаться и выходить к людям.

За день до того, как судьба развела меня с моими спутниками, в руках я держал карту, где видел несколько притоков реки Водопадной и примерно запомнил окружающий рельеф, а также знал, что после устья реки будет место, где мы ночевали в первую ночь маршрута…»

А в это время товарищи Антона все дальше и дальше удалялась от истоков реки Водопадной. Спустившись с перевала на поляну, Евгений и Ксения, не увидев Антона, решили, что он пошел дальше и продолжили намеченный ранее маршрут. Пройдя еще около двух часов вниз по реке, они уже в темноте поставили палатку, где находились еще сутки, ожидая пропавшего товарища. Не дождавшись Антона, они приняли решение: срочно выходить к людям и сообщить, о его пропаже. А это 80 километров до ближайшего поселка. И они пошли. Это было абсолютно неверным решением руководителя, по всем правилам необходимо было вернуться в место, где виделись в последний раз.

Антон в это время разминался, совершал небольшие вылазки. Ходил, делал растяжки, двигался. Вокруг было обилие ягоды и стланиковых шишек. Еды было вдоволь. Продуктовый запас Антон экономил. Он не знал, сколько времени ему предстоит пробыть в тайге.

medved

Бурые медведи

«В общей сложности, в одиночестве я провел почти семь суток. Все дни я делал разминки, растяжки, расхаживался. Каждый день я видел медведей. Сначала они проявляли ко мне интерес, но я старался шуметь, брякать металлом, пел во весь голос песни и они боялись ко мне приближаться. Но иногда проявляли интерес и подходили на 10-15 метров. Как-то на поляну неподалеку от меня вышла медведица с медвежатами, они ходили по поляне и ели ягоду. Заметив меня, медведица громким рыком обозначила свое присутствие, пока медвежата не ушли в сторону, долго стояла, наблюдала за моими действиями. Каждое утро я выходил из палатки, старался шуметь еще внутри, громко вскрикивал, начинал утро, с песен исполняя свой скудный репертуар. В одно утро, выйдя из палатки, на окраине моей поляны я увидел большого бурого медведя. Громко вскрикнув от неожиданности, я стал громко разговаривать. Медведь сначала не обращал никакого внимания, что-то копая и громко фыркая. После я стал петь, косолапый недоуменно на меня посмотрел, и немного понаблюдав, тихо удалился.

Зачем ему меня есть? Я ведь невкусный. Да еще и песни пою, — подумал я»

Два дня понадобилось Евгению, и Ксении, чтобы выйти к людям. Горе туристы шли без продуктов, все продукты остались у Антона. А это вселяло надежду, что он еще жив. Уставшие, они сразу обратились в территориальный пункт полиции. Там их отправили в райцентр, за 60 километров. Шли уже четвертые сутки, как пропал Антон. Приехав в село имени Полины Осипенко, Евгений написал заявление о розыске Антона, подробно объяснив, как и где он пропал. На этом все поисковые мероприятия, так и не начавшись, закончились бы. Возможно, в течение десяти дней завели розыскное дело, разослали кучу запросов и стали ждать ответ, а может быть, через некоторое время поехали искать. Но тут в судьбу вмешался случай. Получилось так, что я заехал в отдел полиции, чтобы узнать, как продвигаются дела с регистрацией оружия. А тут знакомый мне дежурный Николай, увидев, говорит:

«Турист пропал, в горах Дуссе-Алиня. Ты же вроде бы в Буреинском заповеднике работаешь? А у нас все сотрудники в рейдах. Заявители сейчас в гостинице, только что ушли, может, поможешь?» — сообщил Николай.

Сказав Николаю, что бы он немедленно сделал сообщение в единую диспетчерскую службу Хабаровского края, я поехал беседовать с туристами. Получив подробную информацию о случившемся, я сообщил руководству заповедника. Согласно данным Антон пропал у самой границы заповедника. Через три часа была собрана первая поисковая группа. В неё вошли опытные туристы из разных клубов. На низком старте по команде директора заповедника уже находилась вторая поисковая группа егерей, которая в случае чего должна была выдвинуться нам на встречу. В решении вопроса с транспортом помог друг Антона, Виктор. О пропаже сразу же сообщили в главное управление ДВРЦ МЧС России, однако в связи с небывалым паводком все сотрудники были задействованы в ЧС регионального масштаба. Прождав затянувшийся ответ от МЧС до следующего дня и получив отказ, мы выдвинулись на поиски.

«На третьи сутки одиночества я услышал шум самолета. Винтокрылая машина летела над скалами на относительно небольшой высоте. Я стал кричать махать одеждой. В голове пронеслись мысли, что меня ищут, надо привлечь внимание! И я кричал, размахивал руками, в которых был свитер. А самолет пролетел. И снова вокруг только я и дикая нетронутая природа. Скучать мне не приходилось медведи — соседи, периодически составляли мне компанию».

 

Спасение (часть третья)

«На седьмой день я понял, что могу идти. Собрав свой нехитрый скарб, я двинулся вниз по течению реки Водопадной. По дороге наткнулся на огромный каскадный одноименный водопад. Неистовые потоки воды обрушивались с четырех огромных каскадов, водопад бурлил, грозно шумел, низвергаясь в большой широкий каньон среди отвесных скал. Поначалу идти было неимоверно трудно, мешали непроходимые заросли стланика, несколько раз я переходил реку вброд. Спина все еще болела. Ближе к вечеру я форсировал устье реки Водопадной в месте впадения в Гремячий Лог и, продолжая идти, вышел на старую заброшенную приисковую дорогу в нескольких десятках километров от заброшенного поселка Попутный. Уже смеркалось, но надо было идти. И я шел. И тут я услышал шум двигателя машины».

«Какая машина!? Откуда!? Похоже мне опять кажется». – Вывод напросился сам собой.

Я пошел дальше. Шум двигателя исчез. Но потом снова появился. И так несколько раз.

— «Нет… Однозначно, кажется. Кто за мной поедет? – я отогнал от себя навязчивые мысли о скором спасении.

Уже не веря своему слуху, я просто шел. Звук становился все сильней и отчетливей. Из-за поворота, подминая под себя кусты ольхи, росшие посреди дороги, выехал грузовой автомобиль «Урал», грозно рыкнув двигателем, машина остановилась. Я не поверил своим глазам. Из машины вышел парень в камуфляже с дробовиком наперевес»:

— Тебя Антоном звать? – спросил он.

— Да – ответил я

— Мы за тобой приехали – объяснил он.

«Что я в этот момент почувствовал?! Даже не знаю… Огромную усталость, накопившуюся за дни одиночества. Радость, что передвигаться придется уже не на своих двоих. Большое облегчение, я понял, что мои приключения на этом закончились. В село Бриакан мы прибыли поздно ночью. Меня сразу повезли отогреваться в баню. Рано утром мы были уже в райцентре».

От автора: Почему Антон выжил, оставшись наедине с природой? Наверно потому, что не запаниковал. Правильно и трезво оценил обстановку и сложившуюся ситуацию. Каждый раз, видя медведей, он выбирал правильную линию поведения. А стоило ему побежать, запаниковать, показать им свою спину и быть ему добычей «косолапого». Догнал бы его «Михаил Потапович» сшиб одним ударом, задавил, а после прикопал добычу до лучших времен. А медведь бегает очень быстро. И не нашла бы Антона поисковая группа. Лишь разорванная палатка и в беспорядке лежащие личные вещи. Многие опытные таежники говорят, что осенью медведь сытый и если ты не показываешь ему, страха, не провоцируешь его, громко разговариваешь, и знает медведь, что лучше с тобой не связываться. Тихо обойдет тебя стороной, понюхает следы и также неслышно уйдет.

Бывает, что медведя привлекает и чрезмерный шум. В начале июня на вертолете мы прилетели в заповедник с экологической миссией установить аншлаги и собрать мусор оставленный туристами, вертолет, взревев двигателями, умчался, оставив нас на небольшой возвышенности. Спустившись с нее, мы тут же наткнулись на большого, белогрудого гималайского медведя. Он явно направлялся на шум винтов. А увидев в двадцати метрах вышедших из зарослей стланика инструкторов, огромными скачками опрометью бросился удирать.

Туристическая группа, в которую входил Антон, подготовилась к маршруту плохо. Может, сказалось, отсутствие опыта или люди полагались «на авось». Изначально было допущено много ошибок. Выходя в многодневные маршруты, надо знать, куда ты идешь, иметь карту с маршрутом, досконально изучить её. Было нарушено и самое главное правило! Спички должны быть у всех, неважно, куришь ты или нет. А желательно еще и зажигалку взять, а будет газовая горелка, в любой дождь сможешь развести костер, следовательно, не замерзнешь, да еще и обезопасишь себя от диких зверей. Продукты надо распределять всегда равномерно среди всех участников маршрута. Плохо, когда продукты только у одного. Выяснилось и причина, по которой группа не сообщила в МЧС России о своем походе. Не желая тратить время на получение разрешения на посещение заповедника, руководитель решил идти без него, а в результате это чуть не привело к трагедии. А получив соответствующее разрешение туристы в обязательном порядке прошли бы инструктаж по технике безопасности, группу бы оперативно сопровождали сотрудники заповедника, а возможно с ними пошел бы опытный сотрудник и не случилось бы с Антоном такой беды.

Я спросил у него: — «Осталось ли у тебя еще желание ходить в походы и заниматься туризмом?»

«Что не убивает нас, то делает сильнее. Конечно, осталось, но уже с учетом полученного опыта»; – ответил он – «в следующий раз, когда я пойду на маршрут, буду более скрупулезно подходить к сборам. Возьму с собой спички, навигатор, карту. Да и больше не хочется платить штрафы».

Опыт, полученный таким образом, бесценен. Но лучше уж учится на ошибках других людей. Блуждать можно и не только в горах, во время длительных маршрутов, а даже возле сел, где есть сотовая связь. Анализируя случаи с Антоном, приходишь к единственному выводу, самое главное — не паниковать и долее тщательно готовиться. Ну, а если ты все-таки понял, что остался один, необходимо составить план и действовать, придерживаясь его. Главное, помнить, что паника приводит к принятию неправильных необдуманных решений, а это может стать последним действием в жизни.

Бахт Мавланов

Горный лагерь «Гремячий Лог»

Шум винтов… и вертолет авиакомпании «Орлан», оторвавшись от грунтовой площадки аэропорта села Бриакан, взмыл в небо, унес группу туристов в Хингано-Буреинское нагорье в самое сердце хребта Дуссе-Алинь. Винтокрылая машина, сделав вираж над горными заповедными пиками, медленно пошла на снижение к берегу небольшого, продолговатого, горного озерца, прозванного туристами «Тюленье». Свое название безымянное озеро приобрело несколько лет назад, благодаря побывавшей тут группке туристов, попавших в непроглядный недельный туман, отчаявшихся и смирившихся со своей судьбой, просидевшими в лагере всю смену, так и не увидевших окружавшую их красоту Дуссе-Алиня.

На вертолетной площадке группу уже встречал я. Вертолет, громко работая винтами и обрушивая на землю теплые разогретые турбиной потоки воздуха, медленно опустился на альпийскую лужайку. Открылась дверь, первым выбежал авиатехник, обойдя вертушку со всех сторон, он дал знак пилотам: «попрыгать вертолетом» — тем самым проверил надежность площадки. И только после этого авиатехник поднял большой палец вверх, тем самым дав добро на полную посадку и отключение двигателей. Из вертолета начали выходить прибывшие на смену горного лагеря туристы. За девять дней им предстояло побывать почти во всех известных местах Буреинского заповедника, познакомиться с техникой альпинизма, совершить восхождение на горные пики и просто наслаждаться нетронутой красотой и природой Дальнего Востока.

Первым делом группа выгрузила из вертолета туристическое оборудование, провиант и рюкзаки. Затем было сделано традиционное фото на фоне винтокрылой машины и горных пиков. Трое моих спутников, пришедших в горный лагерь десятью днями ранее, закидали свой нехитрый скарб в вертушку, пожелали удачи вновь прибывшим, дико завидуя, улетели в Бриакан.

Последняя возможность передумать и вернуться к благам цивилизации, а также единственная ниточка, соединяющая с внешним миром, улетела вместе с вертолетом авиакомпании «Орлан». Мы стали переносить вещи в горный лагерь. Назвать место, где у нас был базовый лагерь, горным по праву можно – здесь была небольшая, чистая от стланика и «курумника» относительно ровная площадка, покрытая мхом и редко росшими «каменными» березами. Выбрав более-менее ровное место, туристы стали ставить палатки и натягивать тенты. Для костра было подготовлено место и аккуратно обложено камнями. Вокруг очага из досок была сделана отличная лавочка. На берегу озера поставлена новенькая мобильная баня, по случаю купленная и еще пока не испробованная в полевых условиях.

Так в организационной суете закончился день. Сумерки сгустились над склонами гор, показались первые звезды, где-то в долине шумела вода. Это река Гремячий лог берущая начало из снежников на склонах хребтах, несла свои талые воды через нагромождения камней, создавая неистовый гул и тем самым оправдывая свое название со всех сторон. Вечер в лагере прошел бурно, каждый выражал свои эмоции, воспаленные увиденной с вертолета красотой гор. Умы будоражили грядущие приключения и яркие на события маршруты. Люди выдвигали различные предположения, гадая о том, с чем им предстоит столкнуться, делились своими целями. Никто из туристов еще не предполагал, что предстоит пережить за девять дней в самом сердце второго чуда Хабаровского края -хребте Дуссе-Алинь.

Утренний подъем прогремел, как выстрел, нарушив царившую в лагере тишину. Дежурные, назначенные еще с вечера и давно приготовившие завтрак, нарезали хлеб. Туристы неохотно выбирались из палаток, кто-то сразу шел к ручью, протекавшему через лагерь, умываться холодной горной водой. Кто-то пил кофе, а уже потом приводил себя в порядок. Людьми двигали привычки, выработанные и отточенные до автоматизма цивилизацией. Некоторые из участников, не имея опыта, неправильно поставили палатку, выбрав слишком неровное место и теперь сидели, разминали, затекшую за ночь шею. Но в целом все понимали, куда и зачем приехали. У каждого были свои цели, свои мотивы и свой замысел.

В этот день нам (руководителям и инструкторам) предстояло узнать, кто на что способен. Выход из лагеря состоялся на полчаса позже, чем планировалось. Небольшой спуск, и затяжной подъем по реке Гремячий Лог, остановки на отдых через каждые полкилометра не позволили идти быстро. Уже к концу горного лагеря каждый из участников будет пробегать это расстояние на одном дыхании. Прошедший за сегодняшний день маршрут всем покажется «детским», но пока еще привыкали к нагрузкам. Основная цель сегодняшнего дня – акклиматизация. Небольшой отворот и вот он — каскад «Затерянный», берущий начало из озера «Вороньи Перья». Фотосессия — и мы двинули в резкий подъем. Стометровый перепад высот, несколько сотен метров нагромождения огромных камней – «курумняка» и достопримечательность — «Вороньи Перья»! Небольшое горное озеро — «Вороньи Перья», названное в честь одноименных пиков, похожих на острие вороньего пера, у подножия которых и находится овал кристально прозрачной воды. Глубину озера никто не измерял, но по самым смелым оценкам, из-за черноты в его центре оценивалась как 8-10 метровая. По своему происхождению озеро, как и другие горные озера хребта Дуссе-Алинь имеет ледниковое происхождение. Рыба в нем не водится, да и другой живности кроме пауков водомерок в нем замечено не было. Попив чаю и отдохнув, мы начали восхождение на склон пика «Чемодан». Подъем был по относительно пологому кулуару, на две трети покрытому снегом. Некоторые из туристов стали роптать:

— Идти трудно, почему выбрали именно этот подъем, а не тот, который левее и положе? – спрашивал один из туристов.

— Да это же «детский» подъем, он какой-либо сложности не представляет – успокаивал я.

— А что тогда считается ТРУДНЫМ подъемом? – спрашивали с удивлением.

— Позже увидите, – загадочно отвечал я, и мы продолжали движение к цели.

Подъем, действительно, технической сложности не представлял, в одном более-менее крутом месте для новичков мы провесили перила, которыми почти никто не воспользовался. Поднявшись к перевалу, кто-то решил остаться ждать группу, но высказав весомый довод о том, что побывав в нескольких сотнях метров от пика и не совершив восхождение, потом будешь долго корить себя за это, участник все-таки пошел на восхождение и не прогадал. Вся группа совершила успешное восхождение на пик «Чемодан». Высота, расположенная в горном цирке Гремячего Лога, с левой стороны реки была названа «Чемодан» из-за скального выступа на вершине в виде правильного прямоугольника, похожего на чемодан и возвышается на 1850 метров над уровнем моря. С восточной стороны пик пологий, западная же и северо-западная стороны обрываются отвесными скалами. Из-за своего склада «Чемодан» — идеальное место как для новичков, так и для профессионалов. Во время подъема руководитель Александр Тарасов всех остановил, громко вскрикнув: — Медведь!

— Где?! Большой?! Где медведь?! – посыпались вопросы.

— Вон, черное пятно вдоль снежника перемещается, – уточнил Александр.

Все стали осматриваться вокруг, кто-то ближе подошел ко мне. Я же крепко сжимал дробовик — «Молот» и так же как и все искал медведя. Им же оказалась еле видная точка на поляне в соседнем горном цирке, которая отчетливо просматривалась со скалы. Посмотрев на него через объектив своей видеокамеры, я увидел, что «хозяин тайги» занимается своим делом и, видимо, не догадывается о нашем присутствии. Медведь медленно расхаживал по кромке поляны, что-то там собирая. Видно было, что он спокоен. Кто-то громко его окрикнул:

— Эй! Шерстяной! Мы тут! – обозначал свое присутствие кто-то из туристов.

Медведь замер, не понимая, откуда идет звук, начал озираться по сторонам, ища его источник. Все пытались запечатлеть «косолапого» на видеокамеру, но расстояние было достаточно большое, хороших кадров сделать не удалось. Медведь, определив, что ему кричат со скалы, продолжал пристально смотреть в нашу сторону. Туристы, еще немного побеспокоив «хозяина тайги» и понаблюдав за его реакцией, в итоге потеряли к нему всяческий интерес, продолжили восхождение на пик. Этот день обещал быть интересным и насыщенным событиями.

Прилетевший в горный лагерь бэйсджампер Алексей Пыхов после долгих оценок «выполаживания» стены, все-таки решился совершить первый в истории хребта Дуссе-Алинь и первый в истории Дальнего Востока прыжок с парашютом с естественного рельефа. Подготовка к прыжку заняла около получаса, сначала на точки были расставлены фотографы, я с видеокамерой и аптечкой неотложной помощи по веревке спустился под «Экзит» (место прыжка), повиснув на отвесной стене в долгом ожидании рекорда. Алексей стал дополнительно оценивать высоту, бросив вниз камень, при этом рассчитывая время падения, после чего принял решение прыгать ассистом. (Ассист — вытяжной парашют держит в руке ассистент, стоящий на месте совершения прыжка, до полного вытягивания строп). Для всех время замедлилось…

«Lexx» включает установленные на его шлеме две видеокамеры GOPRO. Он еще раз внимательно оценивает высоту. Все понимают, права на ошибку у него нет… И вот звучит команда…

— Готовы?! – громко спросил бэйсджампер «Lexx»

— Да! Готовы! – раздались ответы со всех сторон от фотографов, ассистента, в том числе ответил и я.

Секунда томительного ожидания… Нервы напряжены…

— «Redy!» — дыхание участилось, адреналин выплеснулся в кровь, сердцебиение усилилось.

— «Set!» — внимание сконцентрировалось, руки крепче сжали видеокамеру, доли секунд… все вокруг замедлилось…

— «Go!» — Алексей мощным прыжком оттолкнулся от скалы, отлетев на несколько метров, вытянул вперед руки, согнул в коленях ноги. Стропа с вытяжным парашютом, которую держал в руках ассистент Владимир, стала планомерно вытягивать парашют. Алексей пролетел еще пару десятков метров к земле всего в нескольких метрах от отвесной стены. Парашют, громко хлопнув, раскрылся. Стропа обмякла, вытяжной парашют, выпущенный из рук Владимира, медленно опустился на «крыло». Алексей, работая клевантами, четко направил парашют от стены. Наверху раздался дружный радостный крик победы. Адреналин, выплеснувшийся в кровь, усилил сердцебиение. Я продолжал снимать полет бэйсджампера.

Почти три минуты Алексей планировал к ровной зеленой лужайке на берегу озера «Вороньи Перья». Горячие воздушные потоки сильно тормозили спуск, равномерно и монотонно наполняя купол воздухом. Делая резкие галсы, лавируя и поворачивая парашют, «Lexx» приземлился. Посадка прошла почти плашмя, он быстро встал и махнул руками, показав, что с ним все в порядке. Над горным цирком раздался дружный одобряющий крик. Это был рекорд… Рекорд Дальнего Востока по бэйсджампингу — прыжкам с естественного рельефа. 50 метров отвесной стены до полки. Более 400 метров свободного полета к земле на «крыле», удачное приземление — Дуссе-Алинь был покорен. Все понемногу успокоились. Я поднялся по отвесу к группе.

Инструкторы и альпинисты группы стали провешивать веревки на скальный выступ «Чемодана», предстояло взойти на самую макушку. Каких-то 5-7 метров отвеса — и веревка была закреплена. Каждый желающий мог попробовать залезть на скалу. Я быстро собрал вещи и с одним из участников — Федором Пьяных пошел встречать бэйсджампера в горный цирк озера «Вороньи Перья». Быстро спустившись по склону в кулуар и далее к подножию «Чемодана» мы встретили экстремала. Довольный Алексей сидел на берегу озера, отдыхал и наслаждался горными видами.

— Ничего не произошло? Все нормально? Удачно? – спросил его я.

— Как видишь, не зря я с собой парашют на Дуссе-Алинь брал, это было круто! Я прыгнул «воооон» оттуда, – не без гордости показал Алексей в сторону отвесной стены «Вороньих Перьев».

— Ну, как ощущения? – продолжил расспросы я.

— Ощущения? Ну… довольно интересные, специфические, я под куполом давно столько не летал, точней, никогда столько не летал, – начал рассказ Алексей. — А когда слева и справа такие сногсшибательные виды, просто кайф! Я очень переживал за отделение, очень большое выполаживание стены идет, нужно было от нее очень хорошо оттолкнуться, поэтому и решил, что сам я парашют не буду раскрывать, а мне его вытянут, что называется «ассистом». Прыгнул нормально, парашют раскрылся, ну и собственно, по прямой линии я «пошел» в центр горного цирка к озеру. И, кстати, что интересно, в горах очень большое давление воздуха, очень большие испарения идут, и горячий воздух меня просто окрылял. Я летел намного больше, чем обычно, приходилось делать галсы, чтобы погасить эту высоту и приземлиться в определенную точку, в которую я хотел, между камней, на небольшую полянку. И все, довольно безопасно, туда «присел».

— Ну «экстриму» то надеюсь, «хапнул»? —  поинтересовался я.

— Когда готовился, сверху небольшой мандраж был. Но опять-таки взял себя в руки и со свежей головой и очищенным разумом просто прыгнул вперед. Ты же знаешь: «Один шанс, одно движение, одна жизнь!» — с достоинством пояснил Алексей.

— А какой у тебя по счету прыжок? – продолжил допытываться я.

— Недавно как раз считал, шестьдесят первый, кажется, – с сомнением сказал Алексей и продолжил — А со скальных объектов двенадцатый или пятнадцатый, я много в Таиланде прыгал. А на Дуссе-Алине это первый прыжок и первый с естественного рельефа на Дальнем Востоке, первооткрывателем быть хорошо. Мы завтра пойдем в другой горный кулуар, и я, как минимум, еще один прыжок сделаю. Тут есть, где развернуться и есть, где прыгать. Места просто удивительные, даже скорее — уникальные. Если честно я не ожидал, что увижу такую красоту. А тем более, прыгну с парашютом. Я рассчитываю, что сюда еще не однажды вернусь.

Прежде, чем идти в лагерь, я достал «Джетбоил» — большую полуторалитровую кружку со встроенной газовой горелкой. Это невероятно экологичная и практичная штука.  «Джет» неоднократно выручал нас в самых суровых условиях, а в заповеднике он был просто незаменим, вот и сейчас за несколько минут вскипятив полтора литра воды, я заварил чай. Был вечер. Дул легкий ветерок. Солнце, играя в еле заметной ряби озера, потихоньку заходило за горные пики Вороньих Перьев. Видно было, как тень медленно наползает, монотонно заполняя горную чашу. Птицы вокруг перепархивали с ветки на ветку, продолжали весело щебетать. До темноты было как минимум, четыре часа, но пики уже отбрасывали свою тень, заслоняя всю долину озера. В этот момент все вокруг приобрело некий иной смысл, серые нагромождения «курумняка» уже не выглядели так угрюмо и уныло, густые темно-зеленые заросли кедрового стланика в лучах заходящего солнца казались сочными. Его нескончаемые заросли под воздействием небольшого легкого дуновения ветерка красиво играли всеми оттенками зеленого цвета. Даже огромный, размером с дом, «валун», ранее не привлекавший моего внимания, теперь светился переливающимся живописным светом, кидая свою причудливую тень на кромку воды. В этот момент вспомнились слова одного очень известного человека Ф. Достоевского, книгу которого я бегло, прочел в школе и теперь чудным образом, эти слова всплыли в моей памяти: «Удивительно, что может сделать один луч солнца с душой человека…» — это был именно тот момент. В такие мгновения мир вокруг начинаешь ощущать по-другому, как-то необъяснимо иначе, начинаешь все воспринимать душой, а не разумом. Мысли приходят в порядок, все становится ясно и понятно. Заботы теряют свой смысл, остаешься только ты и закат. Солнце последний раз за сегодня «облизало» берег горного озера приятными теплыми лучами, окончательно скрылось за пиками. Я снова вернулся в суровую реальность. Сладкие нотки горного заката потом еще долго будоражили мою душу, периодически овладевая разумом, возвращая отголоски того ни с чем не сравнимого и непередаваемого чувства прекрасного.

Мы быстро попили чай, двинули в сторону базового лагеря. Путь занял у нас чуть более сорока минут и прошел без особых приключений. В лагере еще никого не было. Мы растопили в бане камин, приготовили ужин и стали дожидаться группу. Туристов долго ждать не пришлось. Голодные и уставшие, они практически «завалились» в лагерь. Первый день для многих дался тяжело. Кто-то натер мозоли, кого-то накусали мошки, кто-то просто сильно устал и теперь, преодолевая последние метры небольшого подъема, падал на полянку под тент, чтобы перевести дух и немного отдышаться. Поужинав, почти все уселись у костра. Уже значительно стемнело. Вечерняя приятная прохлада сменила дневную жару, разогнав поднадоевших комаров и назойливую мошку. Кто-то достал гитару и стал наигрывать известную спокойную мелодию. Так закончился второй день.

Утреннее пробуждение было обычным: команда подъем, утренняя суета, быстрые сборы, инструктаж по технике безопасности и мы на марше. От вчерашнего маршрута почти у всех болели ноги. Оно и понятно, с непривычки пройти такое расстояние, да еще и в подъем. Хотя вчера была простая небольшая прогулка, мы уже отчетливо представляли возможности каждого участника горного лагеря. Вечером было решено придерживаться плана и идти на озеро «Медвежье» и далее к «Медвежьему» водопаду. Группа разделилась на тех, кто пойдет на водопад, и тех, кто останется со мной ночевать на озере. Идти по уже знакомой тропе было намного легче. Вокруг все уже было знакомо, причудливо закрученное стихией дерево, большой валун или перегородивший дорогу ствол дерева. К перевалу группа добралась почти за два часа. Перед восхождением все надели каски, мы еще раз напомнили всем инструкции, команды и правила которые надо соблюдать во время подъема. Первыми на перевале оказались Кирилл Ялынычев и Александр Тарасов, ребята закрепили страховочную веревку, опробовав спуск. Я же шел замыкающим, следя за тем, чтобы никто не отстал. Когда я поднялся, большинство из группы уже спустились. На перевале мы написали записку и положили в неизвестно кем и когда сложенный тур. В нем же нашли записки туристов прошлых лет, которые также оставили на месте. Примечательно то, что вершина перевала — это граница двух муниципальных районов: имени Полины Осипенко и Верхнебуреинского, а также граница Буреинского заповедника.

Отправив всех туристов к подножию перевала, откуда открывался вид на одно из самых красивых горных озер Хабаровского края, по праву считавшейся жемчужиной хребта Дуссе-Алинь, озеро Медвежье. Я осмотрел перевал на предмет оставленных вещей, спустился следом. Открывшаяся мне панорама поражала своей красотой, контрастом и изяществом. Почти правильный овал озера лежал среди скал, со всех сторон окруженное практически вертикальными отвесами. На кулуарах, спускавшихся к зеркалу озера, еще лежал белый снег, постоянно пополняя озеро талыми водами. По всему берегу буйствовали краски. Большие поляны горных цветов, обилие карликового кустарника, здесь еще вовсю царила настоящая весна. Спустившись по снежнику к берегу, мы вышли на ровную альпийскую лужайку, нас обдувал легкий прохладный ветерок, разгоняя назойливый гнус. Вода в озере была идеально прозрачна, на дне отчетливо просматривались большие камни – валуны. Под водой берег резко обрывался, оттого уже в 10 метрах была настолько большая глубина, что дна видно не было. Из-за обилия растительности на берегах, озеро имело голубовато-зеленый оттенок. Удобно расположившись на обдуваемой со всех сторон лужайке, мы разожгли газовую горелку и стали готовить обед. Солнце было в зените, периодически набегали небольшие облака, легкий ветерок рябил гладь воды. Пообедав, большая часть нашей группы тронулась в путь к водопаду. Мы же, оставшиеся поставили палатки, каждый стал заниматься своим делом. Я пошел прогуляться по окрестностям.

Своей целью я выбрал небольшой отрог хребта, берущий начало от пика «Неприступный» и шедший вдоль Медвежьего озера. Неспешно подымаясь по склону, я часто останавливался, фотографировал великолепные пейзажи. Склон был густо усеян зарослями карликового «рододендрона золотистого» с большими, яркими, желтыми, цветами. Местами были огромные поляны брусничника. Вся растительность вокруг была миниатюрной. Пройдя по одной из таких полян, я заметил несколько гроздьев красных ягод. «Ба! Так это же брусника!» — подумал я. Ягоды были темно бардового цвета, водянистыми, видно было, что они «пережили» зиму, и только недавно вытаяли из-под снега. Набрав горсть, я решил попробовать неожиданный дар природы. Нежный, сладковатый вкус прошлогодней брусники заставил меня забыть про то, куда я шел. Бросив все, я начал собирать переспелые ягоды и жадно поедать. Я не заметил, как прошел час. До вершины гребня мне оставалось несколько сот метров. Вдоволь наевшись ягоды, я продолжил маршрут. Поднявшись на отрог, я увидел, что впереди меня открылась яркая панорама. Лучи клонящегося к закату солнца освещали одну сторону отрога, образовывая причудливую тень с другой стороны. Небольшие птицы – пичуги быстро сновали между большими камнями, ловя мелких мушек, то и дело, садясь на ветку кедрового стланика, стряхивая с них клубы желтой пыльцы. Поудобнее устроившись на один из камней, я стал наблюдать за происходящим. Внимательно всматриваясь в долину Медвежьего ключа, я думал о том, что где — то там, на пути к водопаду идут мои товарищи. Вдали над скалами плыли большие кучевые облака. Это предвещало дождь. А пока же погода только радовала. Из оцепенения меня вывел вызов по рации:

— Бахт, приём! – Это был Владимир.

— На связи – ответил я.

— Бахт, мы на водопаде! – продолжил он.

В эфире слышался, какой-то гул. Владимир говорил, громко, стараясь заглушить этот гул.

— Ну и как тебе водопад? – задал вопрос, на который и так знал ответ.

— Да, неописуемо! Невероятно! Бахт… у меня просто нет слов! Это невероятное зрелище! Да просто… я в ВОСТОРГЕ! – прокричал в рацию он. – Водопад огромен! Мы только вышли к нему, не зря я сюда пошел! Ох, как не зря – закончил Владимир.

— Как у Вас там дела? Нормально дошли? – продолжил я.

— Да, все в порядке. Дорога нормальная, шли по ключу, я вот думаю искупаться в нем, вот и Леха не возражает – сказал он.

— Я же говорил, что понравится. Дико завидую! – продолжил разговор я.

— Бах, это Тарас. Мы сейчас тут фотографируемся и идем на Курайгагну, там становимся на ночлег – сказал Александр Тарасов, – кстати, по дороге нашли несколько кострищ, собрали банки – продолжил он.

— Похоже, что старые места стоянок, если что, вызывай я буду на связи еще пару часов –   закончил сеанс связи я.

По голосу ребят было ясно, что они находятся в невероятном восторге от увиденного величия и красоты весеннего водопада. И, действительно, если вспомнить первый раз, когда увидел водопад, я был в не меньшем возбуждении, я долго сидел и смотрел на падающую с отвеса воду, а после обошел его со всех сторон и сфотографировал. Когда подходишь к месту, где он находится, то шум воды слышен за полкилометра. А уже у подножия — это невероятный гул и миллионы разлетающихся в разные стороны брызг. А сейчас тут в самом разгаре весна, Медвежий ключ полноводен, в результате чего и водопад величественен и красив. В лучах заходящего солнца над каньоном, в который срывается вода, поднимаются клубы мелких брызг, образовывая яркую, постоянную, радугу. И все не может оставить равнодушным.

Солнце уже практически село. По рации мне сообщили, что в лагере на берегу оз. Медвежье давно готов ужин. Спуск занял менее получаса. На меня навалилась усталость, еще немного посидев на берегу озера и полюбовался отражением звездного неба в озере. Затем залез в палатку, забрался в теплый спальник и мгновенно забылся сладким приятным сном.

Целый день мы занимались тем, что ходили вокруг озера, забирались на окружавшие его скалы, фотографировались и просто созерцали окружающую нас красоту. Многие из моих спутников в таких местах были впервые. Ближе к обеду я решил совершить небольшое восхождение на высоту, разделявшую горный цирк оз. Медвежьего и Дикий ключ. Высота технической сложности не представляла, поэтому со мной решила пойти Ксения Некрашевич. Особо торопиться было некуда, поэтому шли не спеша, фотографировали окрестности. На пик мы забрались за пару часов, на самом верху я обнаружил большой сложенный тур, к сожалению, без записки, оставив свою, мы начали спуск к подножию. Вдруг что-то зашумело, резкий порыв ветра волной прошел по зарослям стланика, из-за отвесных скал надвигалась огромная, темная, туча. Где-то вдалеке громыхали раскаты грома. Небо стремительно заволокло темным, грозовым фронтом. Вокруг стало серо и хмуро. Мы ускорили шаг. В одно мгновение вокруг все замерло, наступила полная тишина. Тишина длилась какие-то десятки секунд, лишь чернота все дальше заволакивала небо. Где-то вдалеке раздался резкий раскат гром. Предчувствуя неминуемую грозу, мы уже бежали, не разбирая дороги. Вдруг ярко сверкнула молния, озарив все вокруг на доли секунд, громыхнуло так, что перехватило дыхание. Сердце яростно забилось, получив порцию адреналина. Вокруг начали падать большие капли воды. Вдруг снова яркая ослепительная вспышка и невероятной мощности гром. Это молния ударила в пик «Неприступный», самую высокую точку нашей части хребта. Я посмотрел в сторону озера Медвежье, по нему шли волны с белыми гребнями, ветер с силой гнал воду, которая с брызгами разбивалась о большие курумняковые камни, лежащие на берегу. Когда до лагеря оставалось менее сотни метров, я услышал глухой надвигающийся рев. Из-за скалы на нас неслась стена воды. Волна, озаряемая вспышками молний, летела стремительно. Стоящая на берегу палатка прогибалась под натиском шквала. Преодолев последние метры, мы практически влетели в палатку. Как оказалось, незадолго до начала грозы была снята большая четырехместная палатка и теперь семь человек ютились в двухместной. Молнии били в окружавшие нас пики практически непрерывно, не утихая, гремел гром, каждый его раскат заставлял инстинктивно пригибаться. Вокруг сыпали крупные, белые градины. Эта небесная баталия продолжалась почти тридцать минут. Гроза, как началась, так же резко закончилась, уходя  все дальше на юг, унося раскаты грома и черные тучи. Мы выбрались из палатки. Вокруг все было усыпано белым сплошным ковром крупного града. Весенние горные, цветы, которые еще недавно радовали наш глаз, были сильно побиты, везде виднелись следы прошедшего здесь шквала. Птицы, выбравшись из своих укрытий, оживленно щебеча, перепархивали с одного места на другое. В воздухе чувствовались свежесть и легкость. В это время из-за бугра показалась вторая группа, шедшая с водопада. Первый в лагерь пришел Александр Тарасов.

— Мы немного не успели дойти к Вам – сказал он – ты видел, какой шквал был?

— Да, видел, даже прочувствовал – ответил я.

Тарас, сбросив с плеч рюкзак, начал скидывать с себя мокрую одежду и выжимать её, клубами шел пар.

— Мы, когда шли, то видели как молния в «Неприступный» пару раз «шарахнула», такой грохот был, – продолжил он. – А потом стена воды накатила и пошел град. Вот тут-то и стало ясно, что попали. Думал, пронесет, а не пронесло. Зато я видел огромные водопады, даже больше, чем Медвежий. С «Неприступного» такие потоки воды по отвесам падали, это просто невероятно. Не хотел бы я оказаться на их пути. Благо мы в низине были, да притом в лесу, слышали, как у Вас тут ветер ревел.

— Да тут несладко пришлось, палатку чуть не снесло, а так почти не намокли – ответил я.

В это время подошла остальная группа, вид у всех был взбудораженный. Я достал «Джет» и поставил греть чай. Туристы стали выжимать мокрые вещи, делясь впечатлениями о прошедшей грозе.

Наскоро попив чай, быстро собрав вещи, наша воссоединенная группа двинулась штурмовать перевал. Туристы шли в подъем, соблюдая все меры предосторожности. Выглянуло солнце, выпавшие осадки стали быстро испаряться, воздух стал тяжелее. Последние остатки дождя бурными потоками стекали со склонов в озеро. Быстро поднявшись на перевал, быстро спустившись, мы двинулись в базовый лагерь. Я ожидал, что в лагере царит полный хаос. Когда мы подходили к лагерю, по лицам туристов можно было прочесть удивление, обстановка вокруг была спокойной, река Гремячий Лог все так же бурно бежала между камней, никаких следов грозы тут не наблюдалось. Зайдя в лагерь, мы узнали, что дождя тут и вовсе не было. В лагере царил идеальный порядок.

Растопив в бане камин, приготовив несколько стланиковых и березовых веников, мы поочередно пошли париться. Мобильная баня стояла в стороне от лагеря, на берегу горного озера «Тюленье» и представляла собой большую четырехметровую брезентовую палатку, в которой было две двери, установлена мощная стальная печь с парообразователем и несколькими самодельными лавочками внутри. Нагревалась баня стремительно, Пар мгновенно занимал все пространство, и внутри становилось очень жарко. Попарившись, разгоряченные, мы выбегали на улицу и с размаху и воплями прыгали в холодную воду горного озера, несколько раз окунувшись, снова возвращались в баню и опять поддавали пару и работали вениками. Баню топили практически каждый день, поэтому любой желающий мог пойти помыться в любой удобный для него день.

Весь следующий день шел дождь, поэтому мы решили сделать «дневку». Уставшие с непривычки от длительного перехода новички-туристы несказанно обрадовались. Девушки на костре приготовили отличный борщ, со свежей капусты также были сделаны несколько салатов. Все сидели под тентом, слушали инструкторские небылицы, рассказывали свои истории, играли в карты и просто отдыхали от предыдущего дня. Никто не обратил внимания на пищуху, выбежавшую к кухонному камню. Она, обежав вокруг стола, оценила обстановку, схватила тут же лежавший лист капусты и опрометью бросилась в расселину между камней, тут-то её и заметили. Наложив овощных очистков недалеко от жилища грызуна, мы стали наблюдать. Ждать долго не пришлось, зверек, высунувшись из-за камня, огляделся, заметив огромную кучку «харчей». Грызун явно обрадовался, подойдя к очисткам, стал их без разбора поедать, в это время ребята фотографировали. Пищуха – небольшой зверек, похожий на большого грызуна с огромными округлыми ушами и крупными глазами. Как оказалось, пищуха вовсе не грызун, а является близким родственником зайцев. Выбрав самый большой лист капусты, зверь затерялся среди камней.

На следующий день погода практически не изменилась, с утра склоны гор были затянуты плотным, непроглядным туманом. Ближе к обеду туман поднялся, местами стало проглядывать солнце. Алексей Пыхов предложил прогуляться в соседний цирк озера «Горное» поискать подходящий «экзит». Решение было принято. Я, Алексей, Егор Налобин, Федор Пьянов и Александра Расторгуева быстро собрались и двинулись в сторону горного цирка. Поднявшись на гребень, Алексей осмотрел несколько перспективных стен и радостно сообщил, что тут прыгать можно! Мы изначально ни на что не рассчитывавшие, стали распределять, кто, откуда будет фотографировать. Я же практически по отвесной стене спустился к озеру. Пробежав вдоль берега озера, на поляне я установил штатив, закрепил видеокамеру и дал команду по рации что готов. Пока я спускался, Алексей надел защиту, потуже затянул пряжки парашютного ранца, провел разведку «выполаживания» стены и высоту отвеса. Все были готовы ко второму прыжку. Я достал аптечку неотложной помощи и положил, так что бы она была под рукой.

— Готовы?! – громко крикнул Lexx (Алексей)

— Да! – крикнул в ответ я.

Мощным прыжком Алексей оттолкнулся от стены, и стремительно полетел к земле. Доли секунд показались вечностью. Заложив за спину руку, он выхватил вытяжной парашют и с силой отбросил его в сторону. Раздался громкий хлопок, эхом разнесшийся по горному цирку. Парашют стремительно вылетел из ранца и раскрылся. Сверху послышались громкий победный клич. «Lexx» на высокой скорости летел к противоположному берегу озера, поняв, что перелететь воду у него не получится, он заложил левый галс и крутым поворотом развернулся в противоположную сторону к подножию отвесной стены. Сначала я не понял, куда именно он хотел приземлиться, везде были нагромождения камней. Сердце у меня сжалось но потом заметил, что он направил парашют к маленькой зеленой полянке, а точнее относительно ровному склону практически без камней. Приземление прошло жестко, плашмя, отчего Алексей вскрикнул и остался лежать без движения, пролежав несколько секунд, встал и помахал руками дав понять, что все было спокойно. Я подошел к нему, когда он уже собирал парашют.

— Ну как? – спросил я.

— Нормально, как видишь живой, на «призёмке» немного сплошал – ответил он.

— В камешек ударился? – пошутил я.

— В камешек, причем защитой, поэтому, ребята, носите защиту – продолжил Алексей – прямо сыграло хорошо, в колено. В следующий раз буду прыгать вон с того пера – Lex указал рукой в сторону высокого остроконечного пика. В общем, понравилось, – подвел итог он.

Собрав парашют, мы двинулись в сторону перевала. В это время я сообщил оставшимся на вершине людям, чтобы они выдвигались в лагерь. На склоны гор снова опускался густой туман. Сначала небольшие его клочья окутали вершины, после туман затянул оставшееся пространство, отчего все, вокруг померкло. Мы шли практически, не видя никаких ориентиров, изредка мне удавалось увидеть окружавшие нас вершины, хотя с точностью определить, где мы находимся, не получалось. В очередной раз, в разрывах тумана заметив очередную вершину и кулуар, уходящий по склону, я принял решение: начать подъем по нему, как оказалось позже мы не дошли до перевала несколько сотен метров и начали подъем на самый пик «Дягилевой», с каждым шагом я понимал, что была выбрана более короткая, но опасная дорога. Однако отступать было не в наших правилах и мы, посовещавшись, продолжили путь. Взобравшись на самый пик, мы обнаружили тур с запиской от 15 июня 2008 года спортивно-туристического клуба «Титан». В ней говорилось, что группа в 19:45 совершила восхождение на безымянную высоту, 1785 метров и так как нет сведений о её названии, на правах первопроходцев высоте присвоено название «Яны Дягилевой». Получается, что эту высоту туристы не посещали шесть лет. Уже по традиции, написав свою контрольную записку, мы начали спуск. Через час мы уже сушились и пили чай в лагере. Поздно вечером где-то в горах произошел крупный обвал, нарушивший тишину, эхо которого еще долго металось по горному цирку.

Я проснулся накануне рассвета. Открыв глаза, я долго лежал, прислушиваясь к шуму ручья, протекавшего тут же в двух метрах от палатки, я понимал, что раньше не обращал на него никакого внимания, а теперь отчетливо слышал журчание воды, пытаясь определить, какой отзвук откуда идет.  В итоге сбросив с себя состояние полудремы, я окончательно пришел в себя, выбрался из теплого спальника и вышел из палатки. На улице была тихо, спокойно, умиротворенно. Природа вокруг еще спала. Темнота начинала понемногу растворяться, на востоке за склоном горы брезжил рассвет. Подойдя к костру, разворошив золу, я нашел еще тлевшие угли, подкинул дров и раздул огонь. Через час проснулись дежурные и стали готовить завтрак. Сегодня в меню у нас была рисовая молочная каша, пряники и кофе. Солнце медленно выглянуло из-за горных пиков, погладив все вокруг своими теплыми лучами. Следов от вчерашнего тумана практически не осталось, ясное, бесконечное синее небо, последние, небольшие, клочки испарений покидали склоны гор.

На очередной маршрут мы вышли в 9 часов, преодолев перевал и исток ключа «Гнусный», группа спустилась к небольшому озеру — спутнику с говорящим названием «Подгорное», где и сделали первый привал на обед. Солнце нещадно припекало. Мелкая мошкара не давала покоя. Закрывшись капюшоном своей куртки – горки, я немного вздремнул. Окружающая обстановка была сонная. Кто-то из туристов решил искупаться и с громким гиканьем окунулся в воду. Закончив отдых, быстро собравшись, группа направилась к перевалу между озером Гороное и долиной ключа Водопадного. Перевал представлял собой относительно пологий и практически чистый от кедрового стланика склон. На самом перевале была огромная альпийская лужайка, уходившая к самим истокам реки. На лужайке в обилии росли таежные травы и мелкий карликовый золотистый рододендрон, обильно усыпанный желтыми цветами. Тут и там по поляне сновали луковые мушки и огромные жужжащие шмели. Периодически из-под камня громким писком обозначала свое присутствие пищуха. Пройдя небольшую горную марь, мы зашли в просторный лиственный лес. Где-то недалеко слышался грохот воды, это означало, что мы уже возле водопада. Найдя подходящую поляну и сбросив рюкзаки группа направилась к водопаду.

Водопад был прекрасен, длинный каньон в самом начале и четыре огромных каскада падающей воды. Вода за сотни лет прорезала в скале ровный со всех сторон каньон, проточила огромные каскады и с силой срывалась в долину. Это было неописуемое зрелище, туристы были в неподдельном восторге. Шум воды заглушал любой посторонний звук. Брызги от самого нижнего каскада, названный туристами «Платье невесты», создавали многоцветную радугу. Вдоволь пофотографировав, девчонки решили искупаться, с оханьем и аханьем забравшись под самую струю воды. За всем этим весельем наблюдали другие участники похода. Закончив любование водопадом, мы поднялись к оставленным вещам, немного передохнули и выдвинулись к озеру Корбохон.

Дорога заняла примерно около двадцати минут по хорошо натоптанной тропе. Округлое озеро лежало на относительно ровном каменном плато, высокие сопки по его берегам, густые заросли стланика по берегу, чистый и красивый лиственный лес отражались в гладком, идеальном зеркале воды. Это уже была территория Буреинского заповедника, поэтому проинструктировав всех, как необходимо себя вести, мы разошлись по берегу, каждый по своим делам. Я занялся видеосъемкой, Андрей Батурин стал бродить по берегу и высматривать на мелководье «Корбохонского ленка», Ангелина Гайдамак и Ксения Некрашевич сидели на берегу и наслаждались прекрасными видами, а Александр  Сеник искал место для фотосъемки. Время на берегу озера пролетело стремительно. Солнце, сверкнув последними лучами, закатилось за сопку, надо было выходить обратно на место стоянки. Чтобы не нарушать первозданную, девственную, природу заповедника, было принято решение: ночевать группа будет в полукилометре за границей заповедника в оборудованном месте туристической стоянки. Скоротав вечер у костра, мы отправились на ночевку.

Весь следующий день заняла дорога в базовый лагерь. Идти обратно было намного проще и быстрее, преодолев самую сложную часть – подъем на гребень, разделявший озеро Горное и Гремячий Лог, мы еще засветло спустились в базовый лагерь и сразу начали готовиться к отъезду. Утро преподнесло сюрпризы. Клубы густого тумана, наползшие с долины, полностью заволокли горные пики – это исключало любую возможность вылета. Позавтракав, группа стала собирать вещи, снимать тенты, сворачивать палатки. Управившись со сборами за несколько часов и спустив на вертолетную площадку оборудование и рюкзаки, все разбрелись по поляне.  Через некоторое время туман начал расползаться. Погода потихоньку налаживалась. Мы сидели, весело беседовали, вспоминая пережитое, как совершали восхождения на пики и перевалы, как попали в град, какой восторг был, когда увидели огромный водопад Медвежий и многое другое. Когда остатки тумана, зацепившись за остроконечные пики, окончательно начали рассеваться, я достал спутниковый телефон и позвонил командиру воздушного судна АК «Орлан»,  сообщив уровень видимости, наличие облачности, дальность по видимости, наличие ветра и кучу других параметров. Получив подтверждение на вылет вертолета, я сообщил о получасовой готовности туристам и стал ждать. Прогулявшись еще раз до базового лагеря, проверил, не оставили ли мы какие-нибудь вещи. Площадка, на которой стоял лагерь, была пустой, все было убрано, инвентарь для длительного хранения был аккуратно сложен в «схрон». Шум вертолета заставил меня вернуться к площадке. Сначала еле различимый с каждой секундой он нарастал. Вертолет вынырнул из-за большой скалы, сделал вираж, над лагерем, облетев его и «уйдя» в соседний горный цирк, скрылась из виду. Неожиданно для всех винтокрылая машина показалась в долине Гремячего Лога, медленно летя над самыми вершинами лиственниц, подлетела к площадке и приземлилась. Мы быстро закинули вещи, сели в вертолет. Подтвердив, что все на месте, пилоты увеличили обороты двигателя, вертолет медленно, грузно оторвался от земли, развернулся на одном месте и набирая высоту, полетел обратно к «цивилизации». Так закончилось одно из самых ярких, красочных и незабываемых путешествий.

Бахт Мавланов

Экологический туризм

Это интересноархив статей

Присоединяйтесь к нам

Карта

Погода в заповеднике

Опросархив опросов

А хорошо ли вы знаете природу Родного края? Выберите правильный вариант ответа.

Loading ... Loading ...